Качества и черты характера

И на собеседовании с абитуриентами во время твор­ческого конкурса, да и на первых занятиях у перво­курсников иногда спрашивают, каким должен быть современный журналист в их понимании. Качества, которые должны быть присущи журналисту, можно условно разделить на четыре группы:

1. Социально-гражданские (социальная ответственность, принципиальность, объективность в оценке, умение отстаивать ис­тину и т. п.).

2. Морально-этические (честность, отзывчивость, чуткость, скромность).

3. Чисто профессиональные (коммуникабельность, литературные способности, компетентность, умение работать при физических и нервных перегрузках и т. п.).

4. Психологические (особенности темперамента, характера, памяти, мышления, воображения и т. п.).

Я вам предложу перечень основных качеств, кото­рыми в идеале должен обладать журналист, и, посколь­ку обо всем рассказать не представляется возможным, ограничусь одним-двумя примерами. Попытайтесь примерить эти черты и качества на себя: что вам лично присуще в той или иной мере, что необходимо раз­вить, чему научиться. И учтите, что журналисты — тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. На самом деле, в реальной жизни редко кто из журна­листов может поставить себе 10 баллов против всех следующих качеств.

1. Любознательность.

2. Инициативность.

3. Организаторские способности.

4. Аналитические способности.

5. Находчивость.

6. Оперативность и быстрота реакции.

7. Сильная воля.

8. Начитанность, эрудиция, широкий кругозор.

9. Хорошо развитый интеллект.

10. Трудолюбие, дисциплинированность, организованность.

11. Обязательность, ответственность, чувство долга.

12. Гражданская, социальная ответственность.

13. Смелость, принципиальность, умение отстаи­вать СВОИ ВЗГЛЯДЫ.

14. Настойчивость, целеустремленность.

15. Умение общаться с людьми, коммуникабельность.

16. Развитое воображение, способность к образно­му, ассоциативному мышлению.

17. Наблюдательность, острота восприятия, способность четко ориентироваться в окружающей обстановке.

18. Корректность, выдержка, такт, высокая культу­ра поведения.

19. Психологическая устойчивость.

20. Хорошая память.

21. Неприхотливость, способность работать в любых условиях.

22. Выносливость, крепкое здоровье.

23. Доброта, способность понимать, сопереживать (Многие «исповеди», услышанные журналиста­ми и рассказанные затем читателям, появились только потому, что люди верили журналисту, не сомневались в его порядочности, добрых намерениях.)

24. Искренность и честность.

25. Скромность.

26. Литературные способности, свободное владение языком, речью:

«А теперь — песенка». Пример находчивости. Его приводит В. Аграновский из своей журналистской практики. Журналист приехал в командировку по письму в небольшой подмосковный город. Уволен главный санитарный врач за то, что принципиально отказывался принимать дома, построенные с наруше­нием санитарных норм. В ходе расследования жур­налист находит у главного архитектора города документ — акт о приемке дома, на котором стоит под­дельная подпись героя. С этим и другими документа­ми он пришел к председателю горисполкома. Город­ской начальник, глядя на часы, сказал, что время уже позднее, давайте с утра соберем совещание и деталь­но разберемся. На глазах журналиста папка с доку­ментами была положена в сейф.

«Утром следующего дня все «заинтересован­ные» в сборе, они сидят в кабинете председателя горисполкома и ждут меня. Начинается совеща­ние. Председатель достает из сейфа папку, пере­дает мне и предлагает высказаться. Я говорю о том, что, к сожалению, еще имеются факты пря­мого нарушения закона. и с этими словами лис­таю папку, дабы продемонстрировать поддельный акт. Слева направо листаю, справа налево — акта нет! Поворачиваюсь к председателю и спраши­ваю: «Простите, а где акт?» — «Какой?» — спокойно говорит он, глядя на меня невозмутимым взором. «Да тот, — отвечаю, — который мы вче­ра с вами рассматривали здесь же, в кабинете, в присутствии архитектора!» — «Когда рассматри­вали? — спокойно вопрошает председатель и по­ворачивается к главному архитектору. — Разве мы что-нибудь вчера смотрели?» Архитектор не­доуменно пожимает плечами: «Вы что-то путаете, товарищ корреспондент».

Участники совещания делают общее движение, как в театре при открытии занавеса. У меня темнеет в глазах, но я беру себя в руки. Стараюсь скрыть волнение, укладываю в портфель бумаги, ранее выложенные на стол. Делаю это медленно, чтобы собраться с мыслями. В кабинете стоит торжествующее молчание, все смотрят на меня. Я встаю. Искусственно улыбаюсь. Потом слышу собственный голос: «Вы плохо знаете журналис­тов «Комсомольской правды», товарищи. Не такие уж мы простаки. Еще вчера вечером я снял фото­копию с документа, она у меня в портфеле. Но делать мне здесь больше нечего!» — и направля­юсь к дверям кабинета. «Да что вы, что вы! — кричит председатель. — Мы пошутили! Товарищ корреспондент, вот он, акт, пожалуйста!» Акт у меня в руках. И совещание продолжает работу».

Аграновский признает, что сделал тактический просчет. Не предположил такого развития ситуации и не снял заранее копии. Однако быстроту реакции и находчивость он продемонстрировал и тем самым спас положение.

Завершить эту главу о журналистике и журналис­тах я хочу словами все того же Валерия Аграновско­го: «Как и актеры, журналисты за одну свою жизнь проживают множество чужих жизней, потому что о чем только ни приходится писать! Одно это обстоятельство дарит им завидное отличие от других про­фессий, которое легко становится преимуществом. Для любого инженера, врача, физика, плотника, космонавта и зверолова мы, журналисты, — люди «со стороны», люди «свежие», но никогда при этом не «чужие». Как ни экзотична какая-нибудь профессия, а журналистика кажется еще более экзотичной хотя бы потому, что мы «и с угольщиками, и с королями», как говорил В. Шекспир».